к списку новостей

Алексей КРУТОВ: «В ШВЕЙЦАРИИ СОСКУЧИЛСЯ ПО ПРОБКАМ»

7 октября 2011

Алексей КРУТОВ: «В ШВЕЙЦАРИИ СОСКУЧИЛСЯ ПО ПРОБКАМ»
В Швейцарию Алексей Крутов уезжал молодым и не особо успешным игроком. Кто мог представить в тот момент, что именно он станет единственным россиянином, выигравшим оба нынешних самых престижных трофея в международном клубном хоккее?! Теперь у него есть «золото» швейцарского чемпионата, победа в Лиге чемпионов и Кубок Виктории. В нынешнем сезоне Алексей Крутов заново осваивается в элите российского хоккея: форвард играет в КХЛ за «Автомобилист».


Устал от одиночества
––Перед интервью получил от тебя смс-ку, что тренировка закончится раньше. Такого, поверь, можно ждать не от каждого игрока: кто-то просто уезжает домой, не предупредив журналиста.
-А что здесь такого? Узнал расписание и написал.
–Подумалось: это европейская исполнительность.
–Это элементарная воспитанность.
–Все, кто возвращается в Россию с Запада, отмечают незавидный для нашей страны контраст.
–Не задумывался над этим. Я просто кайфую, что здесь такая жизнь. Привык, что суета, что пробки, что все говорят по-русски. Этого в Швейцарии мне не хватало. Бывало, приезжал в Москву, и было желание постоять в пробке. Просто постоять в пробке. В Европе всё не так, конечно. Мне предлагали остаться, звали несколько клубов. Но я устал. Была б семья, наверное, остался бы. А так… Друзья ко мне приезжали, конечно. Но вся эта жизнь без пробок каждый день… Это надоедает-надоедает-надоедает, а потом – бац! – и тебя переклинивает. И начинаешь сходить с ума.
–Зато наступает выходной, ты садишься в машину – и через пару часов уже в другой стране. Здорово.
–Это да, конечно… Но я там был один. Хочешь сказать, чтобы я ехал один? Я ездил с ребятами из команды – катались на лыжах, например. Но они все швейцарцы, они не будут под тебя подстраиваться и говорить на английском, чтобы я хотя бы что-то понимал. А в других иностранных языках я не силён.

Гулянка на две недели
–В Швейцарию ты приехал из российской высшей лиги – и в первый же год стал чемпионом. Почти сказка?
–Да, такого не ожидал точно. Приехал на просмотр, сыграл один матч – они мне сразу предлагают контракт на два года. И в первый же сезон стали чемпионами. Причем в плей-офф вышли еле-еле: с шестого места. А там взяли и дошли до финала. Проигрывали серию 0:2, «Женева» себе уже чемпионские часы заказала – и тут мы побеждаем в четырёх матчах подряд! В решающей игре у себя дома выиграли по буллитам. Что тогда в городе творилось! Помню, мы ходили по улицам с этим кубком, ездили с ним на трамвае вместе с болельщиками. Из одного бара переходили в другой, в кубке было пиво…
–Торжества затянулись не на один день?
–На две недели! Гулянка была конкретная (смеётся)
–Твоя игра в Швейцарии в чём-то изменилась?
–Там канадский стиль: все в тебя втыкаются. Научился играть по-другому: более агрессивно.
–После первой тренировки в «Цюрихе» сидел и считал синяки?
–Нет, после тренировки их не было: свои старались не бить. Вот после первой игры – да! Пару раз так вынесли, что потом боялся шайбу получать. У нас-то в России как: на защитника катишься, он отдает шайбу – ты разворачиваешься. Я так пару раз сделал в «Цюрихе», и тренер посадил меня на лавку: «Еще раз так сделаешь, играть больше не будешь!»

Обыграли «Металлург» и «Чикаго»
–С «Цюрихом» вы разгромили в решающем матче Лиги чемпионов магнитогор-ский «Металлург». После тех 5:0 тебе, наверное, в глаза игрокам «Магнитки» смотреть было стыдно?
–Да я мало с кем был знаком из того «Металлурга». Так, с парой ребят перекинулись словами. Они меня поздравляли в основном: «Молодчик, с победой!» Для разговоров там просто не было времени: сразу началась церемония награждения.
–Поскольку «Металлург» считался по подбору игроков командой значительно более сильной, вероятно, вы переиграли соперника тактически?
–Во всяком случае, мы просматривали матчи магнитогорцев с другими командами, и наши тренеры старались придумать вариант, который принёс бы положительный результат. Мы даже во внутреннем чемпионате отрабатывали ту тактику, по которой должны были действовать против «Металлурга».
–После победы в Лиге чемпионов вы выиграли и Кубок Виктории. За год до этого «Нью-Йорк Рейнджерс» проигрывал Магнитке 0:3, но в итоге выиграл. Может быть, энхаэловцы просто не настроились?
–Может быть. Они за день до нас играли с Давосом и легко выиграли – 9:2. Возможно, расслабились и решили, что все швейцарские команды такие слабые. Мы поначалу тоже проигрывали 0:1, но потом две шайбы забили и выиграли. Ну и вратарь наш хорошо отыграл.
–Почему ты не играл с «Чикаго»?
–У меня было сломано плечо. Мы поехали в Зальцбург на турнир, где выступал ЦСКА. И на первой же тренировке, как только приехали, делали упражнения. Лёд там был не очень хорошим. Я споткнулся и в метре от борта упал. Успел убрать голову и подставить плечо. Неделю пробыл вместе с командой, а когда вернулся – сделали рентген. Выяснилось, что у меня перелом.
–То есть даже не сразу поняли, что всё так серьёзно?
–Ну, я думал, ушиб, как всегда. Там с нами врача не было, только массажист… Кстати, к матчу с «Чикаго» чувствовал себя уже получше, просил тренера: выпусти хотя бы на одну смену. Тот не согласился: зачем, мол, тебе это надо, побереги плечо. Но медаль за победу у меня есть. Тогда, конечно, все обставили по НХЛовски: пресс-конференция перед игрой, шоу, полный дворец. Наши болельщики по традиции перед игрой зажгли бенгальские огни. Это впечатляет, надо сказать: во дворце гасят свет, и на трибунах все стоят с бенгальскими огнями…
–После этих побед к вам какое-то внимание из России появилось? Может, кто-то на контакт выходил по поводу переезда в Россию или журналисты стали звонить?
–Нет, вопросов никто не задавал, предложений не делал.

Отца в Цюрихе помнят
–«Цюрих», наверное, хотел тебя видеть ещё и потому, что твой отец играл в этой команде?
–Да, руководители команды помнят время, когда он играл за неё. Они меня звали в течение трёх лет: давай, мол, приезжай, посмотрим на тебя. И в один момент я подумал: а почему бы нет – может, что-то получится? И поехал в Цюрих.
–Свитер твоего отца, конечно же, висит под сводами ледового дворца в Цюрихе?
–А вот и нет. Просто в клубе почему-то такого вообще нет: ни одной джерси под сводами. Может, свитер есть где-то в музее клуба, не знаю. Но отца там до сих пор помнят. Когда он бывает на матчах, всегда объявляют: «На игре присутствует Владимир Крутов!» И все хлопают.
–А твои матчи за «Цюрих» он видел?
–Он был на финале Лиги чемпионов. Ещё родители приезжали, когда я играл в «Цюрихе» первый сезон.

Лопата и Достоевский
–Ты, знаю, получил от болельщиков «Цюриха» лопату – приз главному трудяге команды.
–Это после первого сезона было. Болельщики расписались на лопате и вручили её мне.
–Где сейчас эта лопата?
–В Швейцарии. Там осталось много вещей. Представляешь, сколько накопилось за четыре года всех этих клубных пуховиков и костюмов? У меня и так перегруз был сума-сшедший. Надо, наверное, как-то съездить, перевезти все домой.
–Виктор Костючёнок уже перегнал в Екатеринбург свою «Ауди». Где твоя машина?
–Сюда перегонять её не собираюсь. Зачем? Зимой не проедешь. Здесь, говорят, не очень любят чистить снег. Верно?
–Что есть, то есть.
–Ну вот. Лучше пешком пройтись, ножки размять. Мне от Дворца спорта до квартиры всего десять минут.
–Слышал, что ты читаешь Достоевского. Неужели правда?
–А что? Читаю. И не только Достоевского – и другую классику, Зигмунда Фрейда – психология мне нравится. Но не могу сказать, что читаю много и очень люблю это дело. Просто иногда, когда пересмотришь все фильмы и нечем заняться, берёшь в руки книгу. Тем более, что в Швейцарии все поездки были на автобусе. Сел, почитал пару часиков – и уже приехал.
–В команде, наверное, бросали косые взгляды? Достоевский – это не комиксы, не сканворды и даже не мужской журнал.
–Кто-то читал журналы с комиксами, да. А вообще брать книги в дорогу у нас было в порядке вещей. Многие ребята учились в институтах, поэтому сидели в автобусе с учебниками, что-то выписывали оттуда. Так что я был не один такой.

Команда только складывается
–Когда стало известно, что Крутов-младший будет играть в «Автомобилисте», многие высказывали предположение, что не обошлось без разговора с Крутовым-старшим. Всё-таки твой отец и Илья Бякин долгое время вместе играли в сборной.
–Нет, родители мне сразу сказали: «Смотри, где тебе лучше». Так что команду я себе искал сам. Звал «Лев», но Словакия – тоже заграница, снова был бы один. А с Ильей Владимировичем разговаривали давно. Тогда ещё не было известно, будет он тренировать «Автомобилист» или нет. И он мне сказал: «Если меня назначат тренером, давай попробуем».
–Уровень нашего чемпионата вырос за четыре года, что вы провели в Швейцарии?
–Мне трудно сравнивать, до отъезда в Швейцарию я не так много играл в Суперлиге. Но российский хоккей всегда считался техничным, скоростным. Думаю, справедливо КХЛ называют второй лигой в мире после НХЛ.
–А швейцарская лига сильно уступает КХЛ?
–И тут тяжело сравнивать. В Швейцарии совершенно другой, силовой хоккей.
–В чём шанс «Автомобилиста» в этом сезоне?
–У нас цель – попасть в плей-офф. Пока нам тяжело найти свою игру. На 70-80 процентов состав команды новый. За счёт коллектива, команды мы постараемся решить поставленную задачу.
–Не обидно, что многие эксперты ещё до начала сезона вычеркнули «Автомобилист» из претендентов на попадание в плей-офф?
–Сейчас все могут конкурировать со всеми. Я понимаю, если бы мы каждый матч проигрывали со счётом 0:10, тогда такие суждения были бы справедливы. Но мы практи-чески всё время близки к хорошему результату, не хватает чуть-чуть. Забей хотя бы в большинстве, игра уже по-другому бы складывалась. Пока слабая реализация – наша главная проблема.

Никита СОКОЛОВ (с использованием материалов Александра ТКАЧЁВА и Марии РОГОВСКОЙ)

Следите
за новостями

по rss

rss